Знакомствр петра 1 с зарубежными коллекциями

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ - 11

"Великое посольство" Петра I, прорубившего окно в Западную Европу, . всегда и делал, хотя охотно использовал знания и таланты, зарубежных мастеров, . Знакомство с зоологическими коллекциями, собраниями раритетов. Вели́кое посо́льство — дипломатическая миссия правителя Русского царства Петра I .. Подробности знакомства Петра с датской принцессой Анной. Первые покупки Петра I были бессистемными. Пётр не ограничился знакомством с коллекцией Рюйша, он попросил научить К пополнению собрания редкостей были привлечены зарубежные знакомые царя.

Войной Петра со Швецией решался, как не однажды указывал Пушкин, вопрос о государственном существовании России: В стихотворении "Пир Петра I", написанном в том же г.

Уже в предисловии к первому изданию "Полтавы" Пушкин заметил, что Полтавская битва "доказала государству успех и необходимость преобразования, совершаемого царем". Но, повторяя в упомянутой уже статье г. Таким образом, Пушкин видел, как сильно было внутри страны сопротивление петровским преобразованиям и признавал неизбежность осуществления их насильственным путем.

Совершенный Петром переворот Пушкин называл "революцией"; в своих исторических заметках, относящихся к началу х гг.

Великое посольство — Википедия

Робеспьера и якобинский террор Пушкин, как мы знаем, не одобрял; в Наполеоне видел великого человека, но оценивал его чрезвычайно критически. Сравнивая Петра не только с Робеспьером, но и с Наполеоном, Пушкин считал, по-видимому, что в последние годы царствования Петр, подобно Наполеону, закреплял с помощью новых средств результаты совершенного им ранее "по-робеспьеровски" кровавого переворота.

Царствование Петра Пушкин делил, таким образом, на два периода. Оценивая в подготовительном тексте своей "Истории" один из указов, изданных Петром в г. Однако и в этот последний период, отличавшийся "вольною системою", Петр, по мнению Пушкина, применял необходимые для закрепления "революции" новые средства недостаточно последовательно, так как наряду -- и в противоречие с ними -- продолжал применять по-прежнему средства, отличавшиеся большой, а отнюдь не только "малой примесью самовластия".

В том же программном письме Пушкин объясняет, против кого была направлена, на его взгляд, совершенная Петром "революция": Поэтому он видел в Петре "воплощение революции", сравнивая "переворот", совершенный царем, с французской буржуазной революцией, сломившей два первые привилегированных сословия -- землевладельческое дворянство и духовенство, и вспоминая о методах якобинской диктатуры.

Но французская революция г. Ничего подобного, как мы знаем, Петр I не совершил, хотя в результате его преобразований дворянами становились, действительно, "новые люди", выдвинувшиеся на государственной службе и оттеснявшие старое родовитое дворянство. Пушкин считал, как известно, что старинное, наследственное дворянство могло и должно было являться противовесом неограниченной власти самодержавия, принимая на себя тем самым функцию защиты общенародных интересов; в представлении этом сказалась, разумеется, исторически обусловленная ограниченность взглядов Пушкина.

Революцией переворот, произведенный Петром, не был, и классовая сущность реформированного им крепостнически-помещичьего государства оставалась прежней, хотя "русское самодержавие XVII века с боярской Думой и боярской аристократией, -- как указывал Ленин, -- не похоже на самодержавие XVIII века с его бюрократией, служилыми сословиями, с отдельными периодами "просвещенного абсолютизма" и от обоих резко отличается самодержавие XIX века, вынужденное "сверху" освобождать крестьян Существенно, однако, что, изучая Петровскую эпоху и пугачевское восстание, Пушкин пришел к социологическому пониманию исторического процесса.

Освещая борьбу Петра с "дворянством". Говоря об отношении народа к петровским преобразованиям, Пушкин не скрывал в своей "Истории" насильственного и до последней крайности обременительного характера. Уже в самом начале своего труда он отметил, что "народ почитал Петра антихристом". Но вместе с тем Пушкин показывает, как менялось отношение народа к Петру в ходе напряженной войны с внешним врагом "России и Петра".

Описав триумф, последовавший за взятием Нарвы, Пушкин под г. Народ смотрел с изумлением и любопытством на пленных шведов, на их оружие, влекомое с презрением, на торжествующих своих соотечественников и начинал мириться с нововведениями".

Повторительно-обобщающий урок по истории для 7-го класса по теме «Петр I и его эпоха»

Но в то время как в г. Петр вступил в Москву при "восклицании наконец с ним примиренного народа: Стремясь определить, кем был Петр, Пушкин уже в г. Углубляя эту свою давнюю мысль, в подготовительном тексте "Истории Петра", Пушкин заметил: Первые суть плод ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом.

Первые были для вечности, или по крайней мере для будущего, вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика. NВ Это внести в "Историю Петра", обдумав ". Мысль эта является ключевой при оценке пушкинского понимания Петра: Пушкин с большой глубиной раскрывает здесь противоречивый характер его царствования, сумев различить в Петре великого исторического деятеля и "самовластного помещика".

Это поражавшее Пушкина противоречие современная историческая наука объясняет классовой, эксплуататорской сущностью помещичьего петровского государства. Энгельс называл Петра "действительно великим человеком", подчеркивая его заслуги в области внешней политики К.

Маркс в своей работе "Секретная дипломатия XVIII века" отметил, что Россия, вернув себе в результате победоносно оконченной Петром Северной войны, балтийское побережье, овладела тем, что было безусловно необходимо для естественного развития страны.

Повторительно-обобщающий урок по истории для 7-го класса по теме «Петр I и его эпоха»

Но вместе с тем Энгельс указывал, что со времени Петра I, наряду с ростом русской внешней торговли, развивалось крепостное право и помещики получали возможность "все более и более притеснять крестьян, так что гнет все более и более усиливался там же. II Книга Пушкина о Петре должна была явиться не только произведением передовой исторической науки, но и стать новым словом в развитии жанра художественной истории.

Плетнев, основываясь на беседах с ним, заметил, что труд его, помимо "знания, терпения, проницательности", требовал "оригинальной широкой кисти, чтобы ожила в подлинных красках вся эта чудесная эпоха": По словам Белинского, Пушкин задумал передать потомству "дела и образ" Петра Великого; и изучение подготовительного текста его "Истории", несмотря на незавершенность труда, дает, действительно, возможность судить о том, каким рисовался ему этот создаваемый им, новый образ.

знакомствр петра 1 с зарубежными коллекциями

Формулируя свою историческую концепцию, Пушкин выражает вместе с тем свое художественное решение: Перед нами одновременно характеристика государственной деятельности и личности Петра -- его "ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости" "плодом" которого названы его "государственные учреждения", предназначенные "для будущего" и определение свойств его характера, проявившихся в его "временных указах" -- "жестоких, своенравных" и "кажется, писанных кнутом".

Диалектически раскрывая это "достойное удивления" противоречие, Пушкин раскрывает здесь характер Петра как характер социальный назвав царя "нетерпеливым самовластным помещиком". Эти обобщающие строки освещают особенности создаваемой поэтом новой исторической прозы, посвященной Петру. Обширный подготовительный текст пушкинской "Истории" неоднороден по своему составу. Местами, и при том как раз в важнейших местах пушкинского труда в котором до последнего времени принято было видеть только "выписки-конспекты", сделанные поэтом при изучении исторических источниковсреди программ и других рабочих, вспомогательных текстов можно обнаружить страницы блестящей пушкинской прозы, которые предназначались, по-видимому, для перенесения в окончательный так и не написанный поэтом, текст "Истории Петра".

С первых же страниц пушкинской рукописи перед нами в живом изображении является юный Петр. Пушкин показывает его, противопоставляя соцарствующему брату Иоанну, после усмирения одного из стрелецких бунтов: Изображая прибытие Петра в Голландию, Пушкин рассказывает о том, как Петр "вышел на берег с веревкою в руках", и продолжает: Сказав далее о том, что "Петр упражнялся с утра до ночи в строении корабельном" и "записался в цех плотников", Пушкин заключает: Страница кончается, как видим, пушкински выразительной характеристикой молодого Петра.

Так же, как раньше -- во Вступлении к "Медному всаднику", мысли Петра "И думал он Турция лежала между ими. Он нетерпеливо обращал взоры свои на северо-запад и на Балтийское море, коим обладала Швеция. Он думал об Ижорской и Карельской земле, лежащих при Финском заливе, некогда нам принадлежавших, отторгнутых у нас незаконно во время несчастных наших войн и междуцарствия".

В своей исторической прозе Пушкин передает не только содержание, но и динамизм, и эмоциональную окраску мыслей Петра "Он нетерпеливо обращал взоры свои Сходный характер носит и отрывок, посвященный Пушкиным в "Истории Петра" основанию Петербурга: Карл XII был на высоте своей славы: Но Петр Великий положил исполнить великое намерение и на острове, находящемся близ моря, на Неве, 16 мая заложил крепость С. Но Петр Великий положил исполнить великое намерение Переход Петра от поражений к победам над шведами выразительно предстает на страницах, посвященных победе при Лесной, которую, пишет Пушкин, "Петр называл потом матерью Полтавской победы, последовавшей через девять месяцев".

В начале описания этого боя Пушкин говорит: А рассказав о разгроме шведов, пишет: Солдаты наши ночевали кого где вьюга застала. Сам Петр, покрытый снегом и льдом, провел тут же ночь далеко от лагеря". Вслед за тем идут строки, кончающиеся словами: Казаки и калмыки кололи шведских беглецов в лесах и по болотам. Многие из них погибли даже от руки мужиков. Левенгаупт почти один явился к королю с известием о своем поражении". После этого, оставшегося в целом недоработанным, описания победы, Пушкин говорит: Таким изображен в "Истории" Петр-победитель, войны которого были -- писал Пушкин в рукописи упомянутой статьи г.

Не менее ярко раскрывает он, готовя материалы для обрисовки Петра, и отрицательные стороны его образа. Этой цели часто служат приводимые в подготовительном тексте пушкинской "Истории" указы Петра -- те, в которых отражалось, по словам Пушкина, "своевольство и варварство" царя.

Все дрожало, все безмолвно повиновалось". В "Истории Петра" конкретно показаны средства, которые он применял, осуществляя свои преобразования. В числе многих других указов Пушкин отмечает: Недоносителю объявлена равная казнь" Несмотря на все его указы, дворяне не явились на смотр Он 11 января издал указ, превосходящий варварством все прежние Нетчики, -- подчеркивает Пушкин в рукописи, -- поставлены вне закона".

Приводя содержание указа "о вольности брака", Пушкин касается отношения Петра к народу, крестьянству, поясняя: А под г. Но вот речь идет о лицах, ближайших Петру.

В связи с процессом, возбужденным против насильственно постриженной раньше в монахини первой жены Петра, Пушкин пишет: Раскрывая во многом таинственное для современников поэта дело царевича Алексея, Пушкин говорит: Оппозиция вся даже сам князь Яков Долгорукий была на его стороне. Духовенство, гонимое протестантом царем, обращало на него все свои надежды.

Петр I - дворянские дети

Петр ненавидел сына, как препятствие настоящее и будущего разрушителя его создания". В этих строках, представляющих один из образцов создаваемой Пушкиным исторической прозы, вместе с изображением исторической ситуации и объяснением государственных, а не личных причин ненависти Петра к сыну, выразительно --одной чертой обрисованы чувства Петра. Сообщая о пытке, которой был подвергнут Алексей по приказу Петра, Пушкин замечает: И вместе с тем, говоря о том, что на другой год после смерти царевича Алексея скончался любимый трехлетний сын царя, рожденный ему Екатериной, Пушкин пишет: Таким образом, он отмечает перемену, совершившуюся в характере царя.

Пётр Великий – первый российский коллекционер

Пушкин видит самобытность и широту Петра, женившегося на Екатерине -- "мариенбургской девке", которую он полюбил, -- "бывшей замужем за шведским трубачом, потом наложницею Шереметева и Меншикова".

И пишет в конце своей "Истории" о том, как поступил Петр, когда она изменила ему и он казнил ее любовника Монса: Он повез ее около эшафота, на котором торчала голова несчастного.

Он перестал с нею говорить, доступ к нему был ей запрещен. Один только раз, по просьбе любимой его дочери Елисаветы, Петр согласился отобедать с той, которая в течение двадцати лет была неразлучною его подругою". Перед нами вновь отрывок пушкинской прозы, полной драматического движения и освещающей психологию Петра. Наконец, изображая его кончину, Пушкин пишет о том, что "кажется, при смерти помирился он с виновною супругою".

Великий писатель не прибегал в "Истории" к художественному вымыслу, но опирался на свой предшествующий опыт художника -- прозаика и драматурга; он готовился изобразить Петра в борьбе с врагами и препятствиями, в действиях, выражавших характер царя -- идет ли речь о государственных делах или о неотделимых от них событиях его личной жизни, раскрывая борьбу противоречивых начал, мощно сталкивавшихся в душе Петра.

Важным средством обрисовки Петра должна была служить в "Истории" речевая характеристика, материал для которой Пушкин черпал из выразительных изречений, писем и указов царя. Петр из Польши писал Апраксину: Но ежели несчастия бояться, то и счастия не будет" Выговаривая за то, что учение молодых матросов пренебрежено, Петр говорит: В приводимых Пушкиным изречениях виден часто Петр -- знаток и любитель текстов священного писания.

Петр нередко ссылается на примеры исторические. Пушкин приводит ответ его на надменные требования шведского короля: Пушкин записывает здесь только первую часть изречения. Работая над созданием образа, Пушкин не ограничивался средствами собственно речевой характеристики; в своем подготовительном тексте он иногда рисует сцены, в которых передает жест и даже голос Петра.

Рассказывая о том, как молодой Петр, едва не ставший жертвой заговора, "занемог горячкою", Пушкин говорит: Петр, ударив себя в грудь и обнажив кортик,1 сказал: Перед нами вновь выразительная сцена, пластически воссоздающая образ царя. Но, возражая против непонимания значения исторического прошлого России, сказавшегося в "философическом письме" Чаадаева, Пушкин 19 октября г. Пробуждение России, развитие ее могущества, ее движение к единству к русскому единству, разумеется Неужели все это не история А Петр Великий, который один есть целая всемирная история!

знакомствр петра 1 с зарубежными коллекциями

III Выяснение круга источников, собранных Пушкиным, показывает, как глубоко и многосторонне поэт изучал Петра и его эпоху. Пушкин знал взгляды на Петра и труды русских историков и писателей, начиная с Феофана Прокоповича, Татищева и Ломоносова, публикации и работы Миллера, Болтина и Щербатова. Ему была знакома критика, которой подверглись уже в XVIII столетии преобразования Петра продолженная позднее Карамзиным с позиций реакционных. В радищевском "Письме к другу", которое было Пушкину, по всей вероятности, известно, нашла свое выражение оценка личности и деятельности Петра с позиций революционных.

Пушкин хорошо знал суждения о Петре, высказанные представителями французского Просвещения -- Вольтером, Монтескье, Дидро, Мабли и Руссо. Мысли Радищева развивали декабристы, взгляды которых на Петра были также, разумеется, известны Пушкину. Чтобы исторически верно представить эпоху преобразования, Пушкин обратился, естественно, не только к сочинениям историков, публицистов и философов, но главным образом к изучению исторических источников петровского времени -- многочисленным документам эпохи и запискам ее современников.

Сохранившаяся библиотека поэта показывает, что он собрал в ней -- с большим знанием предмета -- целую коллекцию источников и сочинении о Петровской эпохе. Помимо многотомного свода исторических материалов, изданного Голиковым, и десятитомного "Собрания разных записок Туманским, кроме изданной Новиковым в двадцати томах "Древней российской вивлиофики", в состав которой входили и материалы о Петре, в библиотеке Пушкина сохранились и первоисточники, изданные по-русски и на других языках; на первое место среди них должны быть поставлены документы, писанные либо лично редактированные Петром.

Это, прежде всего, "Журнал или поденная записка Петра Великого с года, даже до заключения Нейштадтского мира", который является сочинением, где все важное, главное принадлежит самому Петру и представляет собой не что иное, как историю Северной войны -- войны, которую Петр вел на протяжении большей части своего царствования. Важнейшим источником должны были явиться для Пушкина письма Петра. В подготовительном тексте своей "Истории" Пушкин широко использует письма Петра, постоянно приводимые в своде Голикова, и часто ссылается на.

Получив вышедшее в г. На страницах собрания законов, многие из которых писались самим Петром, с большой полнотой отражена его государственная деятельность.

В подготовительном тексте своей "Истории" Пушкин перечисляет, начиная с г. Воспоминания современников, близко стоявших к Петру, часто именовавшиеся историческими анекдотами, привлекали особое внимание Пушкина.

Он знал множество "характеристических анекдотов" о Петре наизусть и любил рассказывать. Кроме голиковского собрания анекдотов о Петре занимающего целый томПушкин хорошо знал и считал нужным использовать в своей "Истории" анекдоты о Петре, записанные Штелином. Пушкин знал также воспоминания Неплюева о Петре и рассказы о нем Андрея Нартова -- главного, токаря и механика Петра Великого, пополненные впоследствии сыном Нартова рассказами, взятыми из других источников. Восковую статую Петра, одетую в голубой кафтан, поэт видел в Петербургской кунсткамере и запомнил ее; в своей "Истории" под г.

В библиотеке Пушкина сохранилась, кроме того, книга О. Беляева "Кабинет Петра Великого", в которой содержится "подробное описание воскового его величества изображения, военной и гражданской одежды, собственноручных его изделий и всех вообще достопамятных вещей", лично ому принадлежавших.

Описания и иллюстрации, содержавшиеся в этой книге, должны были представить для Пушкина, бесспорно, интерес как материал для изображения внешности Петра и своеобразной бытовой обстановки, характеризующей царя. Писарева, о которых Пушкин не раз упоминает в своей "Истории", и другихв библиотеке поэта сохранились источники, освещающие отдельные периоды и важнейшие события изучаемой им эпохи.

О начале ее говорят записки современников, посвященные стрелецким мятежам, издания, освещающие историю Азовских походов и проч. Большой интерес представлял для Пушкина дневник секретаря австрийского посольства Иоанна Корба, который был очевидцем стрелецких казней и даже "измерил, -- как сам пишет, -- шагами длину плах".

Рукописный перевод этого редкого и в России запрещенного сочинения, печатное издание которого было вскоре по выходе сожжено в Вене по требованию представителей Петра, Пушкин получил из Государственного архива; он ссылается на "Дневник" Корба в одном месте своей "Истории". Шведский офицер Табберт, принявший затем фамилию Страленберг Пушкин писал Штраленбергвозвратившись из русского плена, издал в г.

В своем "Извлечении" из этого Введения Пушкин отметил: Пушкин записал по пунктам сущность разногласий между сторонниками и противниками Петра; кроме того, он приобрел книгу Страленберга. Они важный исторический документ и едва ли не единственный опричь журнала самого Петра Великого ". Рассказ Моро-де-Бразе о походе года Пушкин называет "лучшим местом изо всей книги" его, изданной в г. Следует отметить, что в армии Петра I Моро в числе старших офицеров не числился.

Возможно, что он проделал Прутскую кампанию в качестве рядового участника. Польский вопрос[ править править код ] В Бранденбурге Петра больше всего волновал вопрос, касавшийся Польши. Кандидатов на престол было много: Главными претендентами были Конти и Август. Отношения России к этому избранию были просты: Польша с королём-французом легко могла подчиниться французской политике, и действительно, французский посланник заявил польским вельможам обещание султана заключить с Польшею отдельный мир и возвратить ей Каменец-Подольскийесли королём будет избран французский принц.

Так как это заявление очень усиливало французскую партию, то Пётр в посланном польским панам из Кёнигсберга письме заявил, что, если польские вельможи будут продолжать поддерживать принца Конти, то это очень сильно скажется на взаимоотношениях России с Речью Посполитой. Это ещё больше отразилось на внутреннем положении страны: Приверженцы Августа опирались на царскую грамоту, в их поддержку Пётр прислал ещё другую того же содержания; поэтому саксонская партия начала брать явный перевес.

знакомствр петра 1 с зарубежными коллекциями

Чтобы поддержать Августа, Пётр выдвинул к литовской границе русское войско. Эти действия Петра позволили саксонскому курфюрсту вступить в Польшу и короноваться, приняв католичество. При этом он дал ему слово оказывать России поддержку в борьбе с Османской империей и Крымским ханством. Голландия давно уже привлекала царя, и ни в какой другой стране Европы тех времён не знали так хорошо Россию, как в Голландии.

Ещё при царе Алексее Михайловичеотце Петра, в Москве было большое количество голландских ремесленников; первые учителя Петра в морском деле, с Тиммерманом и Кортом во главе, были голландцами, много корабельных плотников из этой страны работало на воронежских верфях при строительстве кораблей для взятия Азова. Амстердамский бургомистр Николаас Витсен был в России ещё при царе Алексее Михайловиче и ездил даже на Каспийское море.

Во время своего путешествия Витсен завязал прочные отношения с московским двором; он исполнял поручения царского правительства по заказу судов в Голландии, нанимал корабельщиков и всяких мастеров для России. Не останавливаясь в Амстердаме, Пётр уже 8 августа отправился в Заандамнебольшой городок, славившийся множеством верфей и кораблестроительных мастерских.

На другой день царь под именем Петра Михайлова записался на верфи Линста Рогге. В Заандаме Пётр жил в деревянном домике на улице Кримп. После восьмидневного пребывания там Пётр перебрался в Амстердам. Через бургомистра города Витсена он выхлопотал себе разрешение работать на верфях Голландской Ост-Индской компании. Одновременно, была развёрнута деятельность по найму иностранных специалистов для нужд армии и флота. Всего было нанято около человек. Было закуплено и оружие.

Но не одним кораблестроением занимался Пётр в Голландии: Витсен водил Петра на китобойные суда, в госпитали, воспитательные дома, фабрики, мастерские. Пётр изучил механизм ветряной мельницы, посетил писчебумажную фабрику. В анатомическом кабинете профессора Рюйша царь присутствовал на лекциях по анатомии и особенно заинтересовался способами бальзамирования трупов, чем славился профессор. В Лейдене в анатомическом театре Бургаве Пётр сам принимал участие во вскрытии трупов.

Четыре с половиной месяца Пётр провёл в Голландии. Но царь был недоволен своими наставниками-голландцами. В написанном им предисловии к Морскому регламентуПётр так объясняет причину своего недовольства: В Англии Пётр пробыл около трёх месяцев, сначала в Лондонеа потом, главным образом, в Дептфордегде на королевской верфи, под руководством известного английского кораблестроителя и политика Энтони Дина старшегопополнил своё кораблестроительное образование.

В Англии он вёл тот же образ жизни, что и в Голландии. В Лондоне, ПортсмутеВуличе осматривал арсеналы, доки, мастерские, музеи, кабинеты редкостейчасто ездил на военные корабли английского флота, детально рассматривал их устройство.

Раза два Пётр заходил в англиканскую церковь, был на заседании парламента. Царь посетил Гринвичскую обсерваториюМонетный дворЛондонское королевское обществоОксфордский университет ; изучил технологию изготовления часов.

Считается, что он встречался с Ньютоном. По-видимому, у Петра не было ни охоты, ни досуга всматриваться в политический и общественный порядок Западной Европы, в отношения и понятия людей западного мира. Попав в Западную Европу, он прежде всего забежал в мастерскую её цивилизации и не хотел идти никуда дальше, по крайней мере, оставался рассеянным, безучастным зрителем, когда ему показывали другие стороны западноевропейской жизни.